...это повергло меня в ШОК! Интуитивная стрельба
Автор Денис Александров   
10.08.2009 г.
Specnaz

   Сейчас существуют различные методики подготовки сотрудников силовых структур, но особенности изучения зависят прежде всего от инструкторов, имеющих свой взгляд на эту проблему, жизненный и профессиональный опыт. Должен признаться, что встреча с Александром Дмитриевичем Арабаджиевым, международным экспертом по экстремальному обучению Международной антитеррористической тренинговой ассоциации, произвела на меня сильное впечатление. В свое время, достаточно насмотревшись на тренировки и показательные выступления спецназа, думал, что удивить меня очень сложно. Но то, что увидел, пусть даже на видеопленке, повергло меня в шок – ни тренировкой, ни показухой это назвать нельзя. Скорее всего, то, что происходило на экране, можно расценивать как действия в боевой обстановке.

  Первый сюжет – «Выстрел в упор».

  В спецназовца, облаченного в бронежилет, с десяти метров производится несколько выстрелов из ПМ боевыми патронами. Отчетливо видны следы попадания в грудь и инстинктивная реакция «жертвы» на удары пуль.

Второй сюжет – «Дуэль».

   Стрелки стоят друг против друга на расстоянии тех же десяти метров. Сбоку, в полуметре от каждого, - силуэтная мишень. Звучит команда, гремят выстрелы. Стреляют с двух рук серией из шести патронов. Выполнение упражнения занимает менее двух секунд.

Третий сюжет – «штурм»

   Группа спецназа делится на атакующих и тех, кто их прикрывает. Все оружие опять же снаряжено боевыми патронами. Группа захвата устремляется на штурм здания, в то время как прикрытие, через голову атакующих, «поливает» огнем оконные проемы. По мере продвижения огонь переносится с первого на другие этажи. Внутри здания расставлены силуэтные мишени и спрятаны имитационные мины. Группа захвата корректирует огонь прикрывающих, но все равно возможны рикошеты, и от собственных выстрелов тоже. Пройден первый этаж. Группа приступает к ликвидации «противника» на втором этаже. Обезврежена очередная мина. Все устремляются вперед, но раздается взрыв, появляется облако дыма. Значит группа «погибла», задание не выполнено, и все начинается с начала… После всего увиденного задаю первый вопрос, собственно, ради которого я и пришел к Александру Дмитриевичу:

 

  • Что же такое интуитивная стрельба?

-Это система знаний и навыков, позволяющая принять единственно верное решение в каждой конкретной ситуации. Поэтому мы моделируем практически все возможные ситуации, которые могут реально возникнуть в ходе локальных боевых действий. Чем больше случаев мы отработаем, тем больше вероятность того, что человек выживет и выполнит свою задачу. Речь идет о близких огневых и силовых контактах. Никто ведь не подсчитывает ни количество произведенных выстрелов, ни время самого боевого контакта, но практика показывает, что, например, операция по освобождению заложников длится от пяти до десяти секунд, а шесть выстрелов из ПМ занимают от одной целой и двух десятых до полутора секунд, при этом степень поражения достаточно высока. Поэтому наш метод обучения построен на принципе мгновенного взаимодействия с противником, с первых секунд контакта. Спецназовец должен сразу прогнозировать ситуацию и, безусловно, не отставать, не «следовать» за своими противниками, потому что атакующие методы всегда превосходят методы защиты. И если надо поразить преступника, то это действие для спецназовца логическим следствием выполнения поставленной задачи, к которой он должен быть заранее готов. Вот почему я называю людей, занимающихся этим делом, «самураями двадцатого века», понимая под этим термином определенный уровень мышления.

 

  • Что конкретно представляет собой ваш метод?

- Методика преподавания была выработана в процессе ведения боевых действий в условиях города, то есть, когда проводились локальные операции по задержанию опасных вооруженных преступников и освобождению заложников.
   Существует семь фаз обучения. Та, которую вы видели, последняя стадия подготовки к так называемому «дуэльному контакту» с противником. Наши люди проходят как бы личностную адаптацию при попадании пули или осколка. Спецназовец должен определить, способно ли это и, если да, то на сколько, локализовать его волю и как ему правильно реагировать в подобной ситуации.    Вот почему главное для нас – психофизическая подготовка человека.
Весь комплекс обучения направлен на то, чтобы спецназовец мог быстро перестраиваться в условиях боевой обстановки, выработал умение блокировать свое сознание и, в частности, научился тому, как «обуздать» инстинкт самосохранения. Иными словами, речь идет о выработке особого функционального блока на уровне обыденного сознания. С этой целью мы ставим человека в условия    почти реальной опасности, где велика вероятность его гибели.
Спецназовец, действительно, должен знать, что он ощутит при попадании в него пули, как он на самом деле будет реагировать, когда по нему ведется огонь с десяти метров, и куда вылетит дверь, когда ее взорвут, а так же многое другое.
   У людей этой профессии должны вырабатываться устойчивые навыки по ведению реального боя и возможному развитию ситуации, ведь от того, как боец выполнит возложенную задачу, зависит жизнь заложника и товарища по группе, да и его собственная тоже, И совершенно не важно, сколько тот или иной спецназовец выбивает очков в тире – там он может быть даже чемпионом. В реальной ситуации все выглядит иначе, и можно растеряться от чего угодно. Бывает так, что человек, оказавшийся в боевой обстановке, выхватывает оружие и при этом забывает снять его с предохранителя, впадает в шоковое состояние от неожиданного выстрела своего напарника или от попадания пули в бронежилет и на несколько секунд становится удобной мишенью для преступника.

 

  • Какими, по вашему мнению, человеческими качествами необходимо обладать спецназовцу?

- Он должен быть предрасположен к этому виду деятельности – и физически, и психологически. В нашем деле, как и у представителей некоторых других профессий, нет места понятию «хороший человек», есть только одно понятие – «хороший специалист».
   Спецназовец должен быть психически устойчивой личностью с высоким уровнем самоконтроля, быть, как говорится, обучаемым и обладать способностью к самоанализу: могу – не могу, хочу измениться, готов к этому и так далее. Чтобы не самоуспокаиваться после достижения определенных результатов и получения престижных должностей. Тогда он переходит на другой качественный уровень.

 

  • И все же, что является при обучении спецназа?

- Это работа с психикой человека. Идет как бы процесс кодирования человека с тем, чтобы он работал не на уровне мышления – этим он загоняет себя в тупик, а на уровне непосредственного переживания ситуации, когда наработанная интуиция и инстинкт подскажут ему, как надо действовать правильно. То есть он может принять логически немотивированное решение – первое, что приходит ему в голову, и это первое не должно быть ошибкой.

 

  • Что можно сказать о нынешнем состоянии российского спецназа?

- Спецподразделения России участвуют в локальных конфликтах, начиная с двадцатого года, так что опыт накоплен огромный. В свое время, в восемьдесят девятом году, при поездке за рубеж по обмену опытом мне пришлось составлять одну справку. Так вот, выяснилось, что наше подразделение в течение года осуществило более трехсот операций в городских условиях. И, поверьте, очень обидно, когда нам в пример ставят работу спецподразделений других стран. Наши ребята нисколько не хуже тамошних. За рубежом люди, занимающиеся активной боевой деятельностью, процесс обучения не очень то и жалуют, они, как правило, работают, согласно уже приобретенному опыту, известным шаблонам, мало занимаются, на мой взгляд, анализом и опережающим моделированием ситуаций.
Наша система постоянно развивается, и мы пытаемся адекватно отвечать на меняющиеся условия реальности, хотя в большинстве групп знания, к сожалению, носят чисто поверхностный характер. Люди знают много схем, и отсюда растет самомнение. В итоге – слабый, плохо закрепленный алгоритм действий.
 

 

  • Существуют ли данные о потерях среди людей, прошедших подготовку по вашей и другим методикам?

- Как показали боевые действия в Чечне, процент потерь среди сотрудников спецназа вообще самый низкий. К счастью…

 

 

Specnaz

Specnaz

 

 

  • Использованы материалы журнала "Мастер ружье" №5/6 1997 
Последнее обновление ( 10.08.2009 г. )